ДУЭЛЯНТ

Взгляд из зрительного зала.

© 2017 Просто Зритель

Дуэлянт (2016 год)
Режиссёр: Алексей Мизгирёв.

Как всё было: да хрен его знает, без поллитры не разберёшь, а и с поллитрой тоже.

В некоем, тёмном городе, смутно похожем на Питер, шатаются некие тёмные личности, среди которых затесался условный главный герой в цилиндре как у Тома Харди из сериала «Табу» и глухом сюртуке, как у Нео в «Матрице», очков только не хватает. Городок этот прикольный — жильцов егонных хлебом не корми, дай только на дуэль кого-нибудь вызвать.

Нет, оно может, конечно, какой-нибудь согбенный старый историк с трясущейся головой и мохнатыми ушами аргументированно докажет предъявив документы из архивов, что в описываемую эпоху всё так в Питере и было — но выглядит это на экране совершенно неубедительно. И отмазаться сценаристу, свалив вину на режиссёра, а тому наоборот на этого не получится — Мизгирёв в этом фильме и за того, и за другого.

И ни тот, и ни другой, походу, даже понятия не имеют, что у сюжета должна быть структура, три акта и два поворота. Есть только смутное представление, что ближе к финалу должна возникнуть ситуация «всё пропало», и таковой пытаются сделать эпизод, где у ГГ не берут его взятку и не возвращают дворянскый титул. А без титула, дескать, и на дуэль мерзавца-антагониста не вызвать. Но, ништо — все кругом ложечками по стакашкам постучали, и невзирая на чукотское возражение рыжей немки:
— Дуэля невозможна! — дуэля вполне себе состоялась.
И вот к этому герой шёл почти два часа фильма?

Столь же ловко, как незнание структуры, режиссёр-сценарист обнаруживает и непонимание не только такой материи, как мотивация, а и самое логика. У условного ГГ пылает мстя к антагонисту, который когда-то давно лишил его дворянского титула, спорол погоны, выпорол как сявку и загнал на край света. И поэтому, условный ГГ… берёт заказы через посредника у…ээээ… своего антагониста, и… эээ… убивает его врагов, которые по логике должны бы быть друзьями нашего ГГ. Враг моего врага — мой друг. Враги у врага ГГ достатошно крутые, чтоб сперва по миру пустить подлого графа, потом обесчестить его, а после уж и стреляйся с ним.

Но, ГГ вместо этого сперва отстреливает врагов своего антагониста — типа, денег зарабатывает на взятку для восстановления титула, чтоб получить возможность вызвать титулованного врага на дуэль, а потом, вдруг ВНЕЗАПНО, озадачивается — а кто мне заказы даёт? Ох нихрена, это ж мой титулованный враг! — и обломавшись с титулом, идёт и вызывает того на бой без всяких церемоний.
Как дуэль поможет ему восстановить честь и положение в обществе — непонятно. А если режиссёр хотел показать, что в финале герой понял, какие это всё пустяки — титулы и статусы — то получается, что все два часа до этого мы следили за похождениями идиота, ибо зритель-то до таких соображений дошёл в течение первого получаса фильма.

Ну, допустим, ладно, режиссёр не обязан разбираться в драматургии (но отчего б тогда сценариста не нанять), он мыслит картинками. Так ведь и тут не слава Богу. Рецензенты в СМИ захлёбываются от восторга (даже ругательные), что картинка-то точно киношная, для больших экранов!

Хождения по двум одинаковым улицам, бесконечная езда в каретах, стократный возврат в одни и те же локации — это вообще-то телевизионные реалии. За границы камерного фильма картинка вышла, а в киношные границы войти не смогла, став похожей на пилотную серию добротного сериала, типа того же «Табу».

Но и опять же, локации локациями, так ведь и им положено как-то органично вписываться в сюжет. Питер в кино больше похож на Лондон из гайриччевского «Шерлока Холмса»: те же тесные улицы, серость, дождь, какую-то хрень через реку строят — не то мост, не то «Звезду Смерти».

Но у Риччи эти стройки работали на сюжет, там происходили важные для фильма события, а здесь эти дожди и постройки — такое ощущение — просто потому, что режиссёр смотрел Холмса и ему понравилось.

Особая беда же в фильме с господами артистами. Да и с госпожами тоже. Вот не знаю… когда смотришь советские фильмы про ту эпоху — «О бедном гусаре замолвите слово», «Звезда пленительного счастья» и так далее — чувствуешь, что есть жизнь по ту сторону экрана. Люди не играют, люди там живут — в горе, радости и пьянке.
В «Дуэлянте» со всей ясностью понимаешь значение слова «массовка» — толпы ряженных с пластмассовыми физиономиями, стоят, мельком озираясь на камеру. Никакой жизни за кадром: никто сплетни друг другу не травит, в карты на заднем плане не играют. Просто. Стоят. Молча.

Ладно, массовка. А с центральными персонажами хоть кто-то пытался работать? Действо оживляется только, когда в кадре появляются Машков или Гармаш — талант не пропьёшь, как говорится. Фёдоров — он и есть Фёдоров, кем его ни обряди, что капитан ледокола, что капитан разведки, что житель 1860 года, разницы никакой.

Ребёнок, играющий князя Тучкова, не даёт себе труда вложить в мимику и реплики хоть какое-то выражение. Туда же и актриска, играющая его сестру: на глазах её героини мужичьё дубьём забивает брата, а княжна разве что веером не отмахивается, томно вздыхая: фу, какие у вас грубые манеры…
Нет, оно понятно, хотели показать ступор от шока — но не получилось вообще ничего.
Про прочих и говорить не приходится. На третьих ролях господа артисты, которые по типажу и близко не походят на людей, живших в 19 веке. Напялить парик, обрить налысо череп и приклеить бакенбарды — не значит, создать аутентичный образ.

Под стать персонажам и диалоги с обрубленными репликами. Я люблю лаконичность, и стреляющие, короткие фразы. Но, ведь не в дворянском же собрании, где графья и прочие князи изобъясняются, словно ореховские и тамбовские на «стрелку» съехались на пустыре.

— Но, есть же что-то хорошее? Ведь не может не быть!
Конечно. Благодаря фильму в моём лексиконе новое выражение появилось — «злобная голова». Всё польза.

*  *  *

© Просто Зритель

Сохранить

Сохранить

ДУЭЛЯНТ: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *